Loading...

На главную страницу сайта





Выбрать регион
Выберите категорию

Как Нацбанк ослабляет экономику



По данным Всемирного банка, за 2014–2015 гг. ВВП нашей страны на душу населения в долларах США в текущих ценах снизился на 47%. Это связано и с потерей российского рынка и производственных мощностей в зоне АТО, но больше – со снижением мировых цен на товары украинской экспортной корзины, провальной экономической политикой правительства и разрушительной политикой НБУ.

В начале этого года рост цен сырья на мировых рынках приостановил падение украинской экономики, чем успел вызвать некоторую эйфорию. Но данные за июнь 2016 года указывают, что падение отечественной промышленности возобновилось. Это и не удивительно, потому что наша экономика на 95% зависима от цен на сырье – сталь, зерно, железную руду и т. п., а они после непродолжительного роста снова пошли вниз. По данным Всемирного банка, во II квартале 2016 года пшеница подешевела на 7%, а цены на железную руду, достигнув своего пика ($70/т) в апреле 2016 года, в июне вернулись к уровню $55/т.

Есть высокие риски того, что Украина в 2016 году не выполнит ни прогнозы МВФ по приросту ВВП на 1,5%, ни еще более скромные прогнозы Всемирного банка и МЭРТ относительно 1% экономического роста.

Экономическая и монетарная власть вместо развертывания контрциклической политики, старта модернизации и ускорения развития экономики консервирует экономическую депрессию и сохраняет за Украиной статус сырьевой колонии в центре Европы, критически зависимой от иностранных кредитов. Эта проблема не только усиливает дивергенцию по уровню доходов с Европой и отдаляет нас от ЕС, а и уже приобретает масштаб угрожающей для суверенитета Украины.

Вина НБУ в экономическом провале страны не намного меньше, чем правительства, поскольку именно здесь сконцентрированы наибольшие рычаги влияния на финансовую систему (прямые) и на реальный сектор экономики (косвенные). От политики НБУ зависит очень многое.

Что натворил НБУ

Под руководством Валерии Гонтаревой, кстати, номинированной в прошлом году на звание лучшего центробанкира мира:

1) Нацбанк раздул системный банковский кризис, создавая новые дисбалансы и системные риски для экономики, уничтожая доверие общества и инвесторов к финансовой системе, а также к национальной экономике и государства в целом.

2) Нацбанк ослабил украинскую промышленность и реальный сектор экономики, ухудшая их конкурентные позиции, сдерживая динамическое обновление производства, его экспортный потенциал и «движение вверх» в цепях создания добавленной стоимости, блокируя возможности модернизации страны и формируя искусственную зависимость от паллиативной помощи МВФ.

3) Нацбанк сделал население значительно беднее путем шокового обесценивания гривны (девальвации), значительного скачка цен (инфляции) и потери части банковских вкладов в «зачищенных» НБУ банках.

Ошибочность и деструктивность политики НБУ заключается в том, что вместо проведения скоординированных с правительством мероприятий, направленных на спасение вкладов населения и предпринимателей и сохранение доверия к национальной банковской системе, максимальной ориентации на потребности реального сектора экономики и восстановления кредитования, а также создание условий для привлечения инвестиций и увеличения экспорта, НБУ прибег к непрозрачному и немотивированному «демонтажу» банковской системы (без должной компенсации потерь вкладчиков), установке искусственных регуляций, реализации политики «дорогих денег» для собственной экономики и увеличению зависимости от иностранных кредитов.

«По плодам их узнаете их»

Президент называет Гонтареву одним из лучших центробанкиров мира, что вызывает немалое удивление и у предпринимателей, и у общества в целом, ведь в конечном итоге деятельность НБУ за последние годы привела или же способствовала тому, что произошло:

1) Падение реальных доходов граждан

В результате шокового обесценивания гривны с 8 до 25 грн/долл. США на фоне значительной импортной зависимости (импорт товаров и услуг достигает 57% ВВП) и в результате повышения коммунальных тарифов, инфляция только в 2015 году достигла 48,7%, а цены на отдельные группы товаров выросли еще больше (лекарства +50% хлеб +55%, рыба +60%, жилищно-коммунальные услуги +116%). При этом, средняя номинальная заработная плата в 2015 году выросла по сравнению с 2014 годом всего на 20%, а средняя пенсия была повышена всего на 8%.

В результате, средний имеющийся месячный доход украинца (сумма, которая остается «на руки» после налогообложения) в 2015 году составил 2 600 грн/мес. или около $120/мес. На этом фоне доля сбережений в 2015 году сократилась до 0,4% (от расходов населения). То есть люди потеряли способность откладывать часть доходов и исчерпывают ранее сформированные сбережения.

Отсутствием четкой стратегии и коммуникации Нацбанк допустил неуправляемую девальвацию, которая вызвала инфляционный шок на фоне минимального роста номинальных доходов и падение реальных доходов граждан.

2) Обесценивание и частичная потеря сбережений населения

Мало того, что допущенная Нацбанком девальвация привела к трехкратному уменьшению покупательной способности гривневых вкладов населения (на конец 2015 года составили 199 млрд грн) и предприятий (на конец 2015 года составляли 169 млрд грн) в отношении импортной продукции, но, кроме этого, через «зачистку» почти 80 банков, вкладчики, согласно данным Украинского кредитно-банковского союза (УКБС), потеряли около 60 млрд грн на своих банковских счетах, ведь Фондом гарантирования вкладов компенсируются лишь суммы до 200 тыс. грн ($8 тыс).

Указанные действия также создали существенную дополнительную нагрузку на Государственный бюджет Украины. Так, по информации УКБС, на счетах банков, которые были признаны неплатежеспособными, находилось более 128 млрд грн средств физических лиц (по состоянию на 01.01.2016). Совокупные выплаты физлицам-вкладчикам этих банков превысили 63 млрд грн, из которых 78% (почти 50 млрд грн) профинансировано за счет Госбюджета, и лишь пятую часть (13,5 млрд грн) было выплачено за счет средств Фонда гарантирования вкладов.

3) Потеря оборотных средств предприятий в ликвидированных банках

Предприятия реального сектора экономики, по оценкам Украинского кредитно-банковского союза (УКБС) и Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА), потеряли в обанкротившихся банках порядка 80 млрд грн оборотных средств – это 25% всех средств предприятий, размещенных в банковской системе по состоянию на 1 января 2016 года.

Часть этих средств условно «заморожена», но из-за сложностей в работе ФГВФЛ они никогда не будут выплачены. Выведение значительной ликвидационной массы на рынок в и без того сложных экономических условиях приведет к дальнейшему удешевлению этих активов и проблем с их реализацией. Поэтому деятельность ФГВФЛ больше напоминает схему перераспределения привлекательных активов, находящихся в залоге ликвидированных банков, чем механизм реальной защиты интересов вкладчиков.

Потерянные в банках средства предприятий – это часть оборотных средств, которыми они финансировали свою деятельность, а иногда и инвестиционные ресурсы. Их нехватка влечет за собой сокращение производства на многих предприятиях и даже банкротства.

4) Сокращение потребительского спроса и ослабление производства

Трехкратное обесценивание доходов граждан в эквиваленте твердых валют, а значит и соответствующее удорожание импортных товаров, двукратное отставание темпов роста номинальных доходов населения от роста цен, почти нулевой уровень сбережений населения и потеря части средств вкладчиков в почти 80 «зачищенных» НБУ банках – это сокрушительный удар по покупательный способности домохозяйств. А именно она является главным двигателем экономики, поскольку формирует почти 70% ВВП Украины.

Так о каком восстановлении экономического роста при такой политике может идти речь?

5) Необоснованная массовая «зачистка» банков и искажения конкуренции

В результате массовой «зачистки» банков, искажения конкуренции, усиления административного давления, чрезмерного регулирования, а главное – при отсутствии анализа последствий таких действий и их влияния на социально-экономическое развитие нашей страны, увеличилась зависимость от банков с иностранным капиталом и крупнейшего банка страны – Приватбанка.

В первой половине 2016 года Нацбанк пытался искусственно ускорить график докапитализации небольших банков, необоснованно повышая минимальный размер регулятивного капитала. Впрочем, после того, как по инициативе Радикальной партии был зарегистрирован законопроект №4230 относительно ограничения полномочий регулятора по ускорению докапитализации, НБУ фактически вернулся к старому графику докапитализации.

Попытка искусственного уничтожения малых и средних банков была остановлена в 2016 году, иначе уже с января 2017 года банки должны были бы иметь минимальный регулятивный капитал в сумме 300 млн грн, то есть более 10 млн евро, что вдвое выше аналогичных требований ЕС. И это при том, что удельный масштаб европейской экономики (реальный ВВП на душу населения ЕС) почти в 5 раз больше чем в Украине!

В целом с 01.01.2014 по 01.07.2016 количество действующих банков в Украине уменьшилось с 180 до 102, а размер их активов, при галопирующей инфляции, сократился на 1,38% в номинальном измерении. Это свидетельствует о катастрофическом падении роли банковской системы в экономике. Зато доля иностранного капитала в капитале банков выросла до рекордных 54,7%.

Это свидетельствует о масштабном «демонтаже» банковской системы, преимущественно ее национального сегмента, а также о содействии ее искусственной монополизации.

6) Недоступные кредиты и уменьшение «финансовой глубины» экономики

Из-за дороговизныу кредитов в Украине происходит катастрофическое падение кредитования реального сектора экономики. Если в 2009 году соотношение выданных кредитов к ВВП составляло 84%, то в 2015 году – только 49%, а по работающим кредитам – вообще 38%.

В рэнкинге Всемирного банка по уровню кредитной ставки Украина по итогам 2015 года заняла позорное 7-е место:

1. Мадагаскар – 60%;

2. Бразилия – 44%;

3. Таджикистан – 25,8%;

4. Аргентина – 24,9%;

5. Киргизия – 24,2%;

6. Уганда – 22,6%;

7. Украина – 21,8%;

8. Гондурас – 20,7%.

Такие непомерные кредитные ставки «замораживают» экономику и исключают жизненно необходимые Украине реиндустриализацию и экспортную экспансию.

7) Тенизация валютных операций

Введение дискриминационного пенсионного сбора и «паспортизации» сделок по покупке валюты, драконовские требования относительно обязательной продажи валютной выручки привели к усилению тенизации валютных операций. По оценкам УКБС, доля теневого валютного рынка уже достигла 50%, что создает дополнительное девальвационное давление на гривну и усложняет механизм функционирования официального валютного рынка в стране. Граждане чувствуют себя незащищенными: банки теряют конкурентоспособность, теневые дельцы – «валютные менялы» – процветают, криминогенная ситуация ухудшается.

Пока НБУ реализует тактику постепенного смягчения валютного регулирования – «черный рынок» процветает. Кстати, в парламент внесены два законопроекта, призванные радикально исправить ситуацию – №4741 об отмене пенсионного сбора и паспортизации при покупке валюты и №4866 об ограничении верхнего предела обязательной продажи выручки резидентов.

8). Непродуктивное «связывание» денежной массы

Через систему депозитных сертификатов НБУ в течение 2015 года «абсорбировал» из банковской системы почти 70 млрд грн «излишней ликвидности» – на эту сумму коммерческие банки в условиях монетарного голода фактически прокредитовали регулятора. Причем средства привлекались НБУ под достаточно высокие процентные ставки (около 20%), что отнюдь не побуждало банки к кредитованию отечественной экономики. Эти десятки миллиардов несмотря на кредитный и инвестиционный голод экономики не пошли в реальный сектор – на развитие инфраструктуры и на развитие производства или стимулирование экспорта.

Нацбанк, по сути, из «кредитора последней инстанции», которым во всех странах мира в кризисный период выступает центробанк, превратился в Украине в «заемщика последней инстанции», высасывая деньги из «сосудов» и без того слабой экономики.

«Связывание» таких крупных средств без их одновременного использования для ускоренного развития экономики – слишком дорогая «цена» для борьбы с инфляцией. Если бы Украина воспользовалась опытом США и выпустила государственные среднесрочные долговые ценные бумаги – облигации развития, которые приобрели украинские банки, то мы бы имели качественно иную экономическую ситуацию и перспективы.

9) Сомнительное рефинансирование

Отечественная система рефинансирования коммерческих банков никогда не была образцом эффективности. Но за последние 2 года она превратилась в систему разбазаривания государственных средств. НБУ вновь и вновь повторяет один и тот же сценарий – выдает рефинансирование под залог, признает банк проблемным, принимает решение о неплатежеспособности банка, а затем длительное время пытается «выбить» рефинансирование из банка, в котором уже работает временная администрация, или когда банк уже ликвидируется.

Плоды такой политики стали очевидны уже в начале июля. Так, по состоянию на 01.07.2016 года задолженность банков были признаны неплатежеспособными, перед НБУ составляла 53,3 млрд грн, а задолженность по рефинансированию платежеспособных банков только 32,25 млрд грн. Интересно, что из 32,25 млрд грн 75,5% или 24,35 млрд грн приходилось на Приватбанк. В сравнении с общим объемом кредитов и задолженности клиентов платежеспособных банков на 01.07.2016 (666,62 млрд грн) задолженность платежеспособных банков по рефинансированию является мизерной, а свободная ликвидность укладывается в те же депозитные сертификаты НБУ, замедляет деловую активность в стране.

Поэтому есть обоснованные сомнения, что рефинансирование НБУ банков хоть как-то способствовало кредитованию ими реального сектора экономики.

10) Сокращение инвестиций и экспорта

Ряд регуляторных ограничений Нацбанка создали искусственные преграды для инвестирования в Украину и для легального экспорта продукции из Украины. Инвесторы откровенно говорят, что не станут вкладывать средства в нашу экономику, пока они даже не могут легально вывести доходы, заработанные в Украине. Не будет серьезной валютной либерализации – не будет и инвестиций. Об этом наглядно свидетельствует статистика прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые за 2 года сократились почти на $15 млрд: с $58,2 млрд в 2013 году до $43,3 млрд в 2015 году.

Аналогичная ситуация и с экспортерами, которые делают все, чтобы не заводить валютную выручку в Украину, где они будут вынуждены продавать большую ее часть, подвергая себя дополнительным валютным рискам. Товарный экспорт Украины в 2015 г. сократился на 29,3% (-$15,8 млрд): с $53,9 млрд в 2014 г. до $38,1 млрд в 2015 г. Зато доля сырья и товаров с минимальной степенью обработки выросла с 60% до 62%, что свидетельствует о дальнейшей примитивизации экспорта и снижение его добавленной стоимости.

То есть шоковая девальвация не только «убивает» покупательную способность внутри страны, но и снижает инвестиционную привлекательность и, на фоне валютных ограничений и дорогих кредитов, не стимулирует экспорт.

11) Увеличение зависимости от иностранных кредиторов

«Адвокаты» НБУ и правительства отмечают, что общий уровень государственного долга в течение 2014-2015 годов сократился с $73,2 млрд до $65,5 млрд. Но они забывают сказать, что за эти два года зарубежные заимствования Украины выросли с $37,6 млрд до $43,4 млрд, а их доля в общих заимствованиях увеличилась с 51% до 66%. При этом уровень госдолга к ВВП с 2014 до 2015 года вырос с 40% до 79%, что значительно превышает максимально допустимый МВФ и законодательно разрешенный в Украине уровень (60%).

НБУ и правительство в самые тяжелые времена обрекают страну на валютные риски, замещая внутренний государственный долг внешним. Результаты мы уже видим. Если в 2014 году расходы госбюджета на уплату процентов по государственным и гарантированным государством долгом составляли 49 млрд грн, то в 2015 году (даже после известной реструктуризации госдолга) они уже достигли 88 млрд грн. В Госбюджете-2016 эта статья выросла почти до 100 млрд грн – это вторая самая большая статья государственных расходов, что практически равняется сумме, которую Украина во время военной агрессии тратит для защиты на армию и безопасность.

Но НБУ, очевидно, не только не считает это проблемой, а даже наоборот, вместе с правительством гордится подобными «реформами».

12) Торможение национальной экономики

Всемирный Банк пророчит Украине 1% экономического роста в этом году и 2% в следующем. Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings ухудшило прогноз роста экономики Украины до 1% прироста ВВП в 2016 году и 2% в среднесрочной перспективе.

Это еще одно свидетельство того, что политика правительства и НБУ ведет страну в никуда. С такими темпами Украина не будет европейской по уровню благосостояния. Не говоря уже об Азии, ведь ожидается, что китайская экономика вырастет в этом году на 6,7% после 6,9% в прошлом году, а индийская экономика сохранит темпы роста на уровне 7,6%.

Даже при 4-процентных темпах прироста реального ВВП на душу населения мы сможем догнать Польшу за 30 лет, и это при условии, что она будет «стоять на месте».

Политика НБУ, как и ошибочная экономическая политика правительства, делает невозможным адекватный потенциалу страны ускоренный экономический рост, а значит и повышение жизненного уровня граждан.

13) Потеря доверия к банковской системе и государству

После того, как всего за два с половиной года количество действующих банков в Украине сократилось с 180 до 102, а люди и предприятия потеряли значительную часть своих средств на счетах, уровень доверия населения к банкам критически снизился.

Неоднократные громкие заявления членов Правления НБУ о том, что они поддержат тот или иной банк, и последующее быстрое и «непредсказуемое» банкротство этих банков свело к минимуму уровень доверия не только к НБУ, но и к власти в целом.

Критическое снижение доверия населения иллюстрирует и официальная статистика самого же НБУ, согласно которой депозиты домашних хозяйств в 2014 году сократились на -31,2%, а в 2015 году на -22,1%.

14) Игнорирование финансовых и экономических интересов Украины

Вместо того, чтобы способствовать развитию национальной экономики и восстанавливать финансовую стабильность путем создания условий для масштабного привлечения инвестиций, стимулирования производства и экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью, способствовать созданию новых рабочих мест и повышению доходов населения, Национальный банк проводит рестриктивную монетарную политику, сохраняет неоправданные валютные регуляции и барьеры для инвестиций, непрозрачно «зачищает» банковскую систему и способствует увеличению финансовой зависимости страны от иностранных субъектов.

НБУ под руководством Гонтаревой повернулся спиной к вкладчикам, собственным гражданам и предпринимателям и проводит волюнтаристскую антипромышленную и антисоциальную политику, периодически прислушиваясь лишь к международным финансовым организациям, которые предоставляют Украине техническую помощь и кредиты. Такая политика ставит под угрозу не только благосостояние населения и конкурентоспособность отечественных производителей, а, в конечном итоге, и суверенитет страны.

15) Сопротивление развитию промышленности и предпринимательства

Радикальная партия предложила сразу ряд проектов, которые бы позволили усилить институционность финансовой системы, обеспечить ее позитивное влияние на реальный сектор экономики, существенно нарастить инвестиции и экспорт. Речь идет, в частности, о создании Экспортно-кредитного агентства (ЭКА), Государственного банка развития (ГБР), Агентства развития малого бизнеса (АМБ), через которые государство получило бы быстрое прямое влияние на кредитный рынок для развития производства, предпринимательства и содействия экспорту продукции украинского производства.

К сожалению, глава НБУ Гонтарева официально выступает против, например, создание ЭКА, хотя указанная инициатива имеет широкую поддержку промышленников, экспортеров, общественности и экспертов. Сопротивление таким системным и конструктивным инициативам – это, по сути, антипромышленная и антипредпринимательская позиция. Нет логического объяснения и оправдания подобным действиям НБУ, особенно в условиях катастрофического падения экспорта и свертывание инвестиционной активности в экономике.

Итоги

НБУ реализует свою политику фактически бесконтрольно (из-за отсутствия Совета НБУ) и волюнтаристски (без публичного широкого обсуждения с экспертами и общественностью). Гонтарева до сих пор не утвердила новый состав Общественного Совета НБУ, хотя последний уже отобран на конкурсе.

Альтернатива денежно-кредитной политике НБУ.

Она предложена Радикальной партией, в том числе в Антикризисной программе экономического развития, направленной мною совместно с Олегом Ляшко Президенту, Премьер-министру и Спикеру ВР еще в январе 2016 года, а также в Стратегии развития банковской системы Украины 2016–2020, разработанной по инициативе председателя Комитета ВР по вопросам финансовой и банковской политики, нардепа от РПЛ Сергея Рыбалки.

Главное – настроить финансовую систему страны на обслуживание производства, реального сектора экономики, а также на формирование доверия населения к украинским банкам, экономике и государству. И экономика заработает!

25.08.2016
Просмотров: 75


Расширенный поиск

Реклама