Loading...

На главную страницу сайта





Выбрать регион
Выберите категорию

Как будут защищать права потребителей и проверять производителей пищевой продукции



В парламенте зарегистрирован законопроект «Об информации для потребителей относительно пищевых продуктов». В пояснительной записке к документу говорится, что реализация положений законопроекта не только обяжет размещать более полную информацию о продуктах, но и гармонизирует украинскую нормативную базу с европейской.

При этом глава организации «Живая планета» Светлана Берзина в эфире 106 FM отметила, что раньше контроль за качеством продукции осуществляли службы Госпотребстандарта, а потом Госпотребинспекции, которая на протяжении двух лет находится в стадии ликвидации.

Теперь им на замену придет новосозданная Государственная служба Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей (Госпродпотребслужба), которая будет контролировать качество продукции. Подробнее о работе нового ведомства радиостанция Голос Столицы поговорила с его руководителем Владимиром Лапой.
Решение о создании вашей службы было принято еще в 2014 году?

― Было принято решение о реформировании органов центральной власти, а решение о создании службы было принято в 2015 году. Я занял должность в Госпродпотребслужбе сначала как первый заместитель председателя, а теперь уже как председатель. Мы за это время отработали структуру центрального аппарата, структуру территориальных органов, согласовали на уровне Кабинета Министров распоряжение по финансированию. Сейчас остается только один шаг до фактического начала работы службы, это согласование распоряжения о финансировании бюджетным комитетом Верховной Рады.

Т о есть служба сейчас не работает?

― Служба сейчас состоит из одного человека ― меня.

И как вам, трудно работать одному?

― Скажу, что непросто.

Н а базе чего должно быть построено ведомство?

― Туда входит ветеринарный блок, санитарный, фитосанитарный, защита прав потребителей, ценовое регулирование и еще ряд менее важных функций.

К ак планируете работать дальше?

― Мы ожидаем, что бюджетный комитет на заседании 16 марта одобрит распоряжение о финансировании, еще несколько дней уйдет на согласование формальностей по штатному расписанию с Министерством финансов. И я думаю, что в двадцатых числах марта мы уже запустим работу и центрального аппарата, и территориальных органов.

К акова цена вопроса?

― Если говорить в целом обо всем финансировании, это около миллиарда гривен, но сюда включаются и средства на содержание аппарата, и определенные средства на проведение работ. В частности, это противоэпизоотические мероприятия, это финансирование отбора образцов и анализа в сфере защиты прав потребителей.

Н а какой штат сотрудников вы рассчитываете?

― Предельная численность, утвержденная Кабинетом министров, это немного больше 10 тысяч человек. Преимущественно это территориальные органы, то есть уровень области, уровень района, а центральный аппарат ― 303 человека.

С ейчас все новосозданные службы борются с коррупцией. Что вы планируете делать в этом плане?

― Если говорить в теории, то решение очень простое ― это прозрачные процедуры, приличные зарплаты и неотвратимость наказания. Третья составляющая у нас касается деятельности определенных компетентных органов, я это не буду комментировать. А что касается прозрачных процедур и приличных зарплат, то именно в этом мы видим первоочередные задачи. У нас уже есть видение тех вещей, которые необходимо подправлять, в частности, это более четкие арбитражные процедуры. Если бизнес не доволен нашими результатами проведения исследований, мы будем отрабатывать процедуры, которые дадут возможность убедиться, прав ли инспектор, или не прав, чтобы потом применять санкции. По зарплатам ситуация несколько сложнее. Финансирование на текущий год утверждено, сейчас мы перераспределяем средства из хозяйственных расходов Кабинета министров на саму службу, ожидаем решения бюджетного комитета. Но на увеличение финансирования мы сейчас не можем претендовать, потому что единственная возможность обеспечить более-менее приличную зарплату на первом этапе ― это набрать меньшее количество персонала, чем предусмотрено предельной численностью, тогда можно будет регулировать это определенными надбавками. Хотя мы понимаем ― и это вопрос не только нашей службы, это глобальный вопрос в государстве ― что физически людям нужно определенное количество денег, чтобы сводить концы с концами. Если инспектор получит меньше, то само государство этим стимулирует к коррупции. Поэтому мы собираемся серьезно работать с донорами, рассчитываем на их поддержку, чтобы все-таки обеспечить более или менее нормальную мотивацию для инспекторов.
Ч ьи все же интересы защищает ваша служба ― потребителей или производителей?

― Думаю, здесь должны быть уравновешены чаши весов. Мы собираемся делать достаточно серьезный акцент на экономических аспектах работы службы. Если брать такой компонент, как качество и безопасность пищевых продуктов, то во всех странах, не только в Украине, это мощный инструмент допуска или запрета допуска на рынок. Через повышение требований можно в той или иной степени уменьшать импорт аграрной продукции, многие страны этим пользуются. С другой стороны, наша ответственность в том, чтобы открывать для украинского бизнеса рынки других стран. Поэтому мы здесь видим за собой скорее функцию экономического стимулирования через открытие рынков, чем контролирующую. Хотя без контроля, конечно, не обойтись. Защита прав потребителей ― одна из важных компонент нашей работы. По статистике, в прошлом году в Госпотребинспекцию поступило около 30 тысяч жалоб от потребителей. Те из них, которые были должным образом оформлены, проверены, во многих случаях инспекция отстояла потребительские права. И есть даже неплохая статистика судебных разбирательств ― около 90% дел все же решается в пользу потребителей.

П очему ваша служба планирует добиться пересмотра норм моратория на проверки бизнеса?

― С мораторием вообще очень интересная ситуация. Есть разъяснения Минэкономразвития и Минюста о том, что мораторий не действует. И есть разъяснения Регуляторной службы о том, что мораторий действует. То есть, даже среди органов государственной власти не совсем понятно отношение к мораторию. На самом деле, в любой стране на вопросы, связанные с контролем безопасности пищевой продукции, мораторий не распространяется. Более того, если у нас будет действовать мораторий, то есть большой риск, что наши европейские коллеги поставят под сомнение возможность выполнять службой свои обязанности, а это может привести даже к потере экспортных рынков сбыта. Я уверен, что этого не произойдет. Но что касается моратория, логика должна быть очень проста. Например, выявляется заболевание, и мы понимаем, что его источником является продукция, которая выпускается тем или иным предприятием. Если мы за 10 дней предупреждаем предприятие, что мы придем, то все зачищается и затем производство опасной продукции продолжается. Практически во всех странах мира и в ЕС, мораторий для сферы пищевой безопасности ― это нонсенс.
Но мораторий на проверку бизнеса действует только для небольших предприятий...

― Дело в том, что по пищевой продукции нет разницы, крупные это предприятия или нет. Когда вопрос моратория регулируются Налоговым кодексом, это уже нонсенс. Также это регулируется нормами закона Украины о безопасности и качестве пищевых продуктов. А этот закон четко устанавливает, что проверять операторов рынка пищевых продуктов мы можем без предупреждения.

Е сли нормы моратория отменят, то можно ожидать крупных рейдов и громких закрытий?

― Вообще, я воспринимаю службу не как цербера, который стоит над бизнесом и постоянно смотрит, к чему можно придраться. Моя позиция очень проста. Некоторые отрасли несут наибольший риск, соответственно, там должны чаще осуществляться проверки, а какие-то несут меньший риск, и они должны реже проверяться. Кстати, согласно нашим обязательствам перед ЕС, те предприятия, которые экспортируют продукцию в Евросоюз, должны проходить ежеквартальную проверку. И они сами нам пишут заявки, что «пожалуйста, проверьте нас на выполнение требований ЕС». Что касается внеплановых проверок, то будет четко ограничен круг случаев, когда это делается. Либо по жалобе потребителя, либо если расследование обнаружило фактор опасности, тогда мы должны проверить, действительно ли он присутствует на предприятии.
К акая ответственность предусмотрена за нарушения в сфере качества продукции питания?

― Начиная от 30-50 минимальных зарплат, и заканчивая даже отзывом эксплуатационного разрешения. Фактически, это означает приостановку работы предприятия. Это если в ходе проверки определяется, что продукция опасна, и продолжение производства несет угрозу жизни и здоровью людей.

В Украине запланирована ликвидация 13 тысяч стандартов, действующих еще со времен СССР. Как вы считаете, насколько это обоснованно?

― Можно спросить любого потребителя, что означает комбинация из букв и букв, которая стоит по технических условиях ― никакой информации потребителю она не дает. Наиболее продвинутые потребители хотя бы смотрели на состав продукции. Если понимать логику маркировки, то там, где написан состав продукции, первыми стоят ингредиенты, имеющие наибольшую массовую долю. То есть, если посмотреть на состав и на цену, можно сделать выбор в пользу той или иной продукции. А название нормативно-технического документа, ГОСТа или технических условий мало что говорит потребителю. Наверное, не все знают, что на самом деле стандарты уже являются добровольными. С момента вступления Украины в ВТО законодательство изменено, и обязательными являются только те стандарты, которые указываются в законах и в технических регламентах Украины. То есть, если они не указываются, то они носят добровольный характер. В последнее время доверие к государственным стандартам и техническим условиям значительно снизилось. Сейчас имплементируется система, ориентированная на контроль критических точек производства. Это фиксация параметров входящего сырья, затем фиксация параметров на всех важных технологических этапах. Логика в том, чтобы не проверять уже готовую продукцию на складе предприятия, а увидеть, что тот или иной параметр на уровне технологии отклоняется от заданных. Это означает, что приостанавливается технологический процесс, вводятся корректирующие действия, и это дает гарантию, что продукция будет безопасной и качественной. Такие системы работают практически во всем мире, в том числе в Европейском Союзе и США. И сейчас действующее украинское законодательство предусматривает введение именно таких систем на украинских предприятиях. Предполагается, что это будет носить обязательный характер для крупного бизнеса с 2017 года, для среднего ― с 2018 года, и малого бизнеса ― с 2019 года.

13.03.2016
Просмотров: 122


Расширенный поиск

Реклама